Врата Вселенных

Школа Натэллы Вестовой

  • Еще раз про любовь
  • Кристалл Сердца
  • С Праздником!
  • Гадкий утенок
  • Семинар
  • Этапы просветления
  • Кристалл Сердца
  • Странник
  • Кристалл Сердца
  • Лазарева суббота
  • Кристалл Сердца
  • Свет Христов. Апрель 2019

Аквариум

Действующие лица:

Иван Бунин — поэт.
Вера Муромцева — жена поэта.
Жанет — горничная поэта.
Такелажники службы доставки «Поуха Минайл»:
Жорж и Паскаль.
Танцующие рыбы.

Звучит музыка. Выходит Бунин с листком бумаги и карандашом в руках, садится на стул и начинает творить.

Бунин (размеренно читает вслух):
«Ковчег под предводительством осла —
Вот мир людей. Живите во Вселенной.
Земля — вертеп обмана, лжи и зла.
Живите красотою неизменной»...

(восторжено)

Ай да Бунин, ай да Иван Алекссеевич! Ай да я!
Верочка, душа моя! Приди, послушай...
Вера (из-за сцены): Ян, тебе пельмени или сырники?
Бунин (задумчиво): Пельмени. Или сырники. Но ты приди, послушай!
Вера (выходя на сцену): Что случилось?
Бунин: Вот:
«Ты, мать-земля, душе моей близка —
И далека. Люблю я смех и радость,
Но в радости моей — всегда тоска,
В тоске всегда — таинственная сладость!
И вот он посох странника берет»...
Вера (прерывая): Подожди.. А почему так мрачно?
Бунин: Потому что про Джордано Бруно. Послушай же! (читает нараспев)
«Вы все рабы. Царь вашей веры — Зверь:
Я свергну трон слепой и мрачной веры.
Вы в капище: я распахну вам дверь
На блеск и свет, в лазурь и бездну Сферы
Ни бездне бездн, ни жизни грани нет.
Мы остановим солнце Птоломея —
И вихрь миров, несметный сонм планет,
Пред нами развернется, пламенея!»
Вера: Как-то мрачно, как-то надрывно получается. Мне нравится, когда ты пишешь светло, чисто, красиво, а не вот это вот. Кстати, я не поняла - пельмени или сырники?
Бунин: Пельмени.
Вера (в сторону): Жанет! Пельмени!
Горничная (из-за сцены): Да, мадам!
Бунин: Но радость моя, разве про Джордано Бруно - это не красиво? Человек умер за идеалы.
Вера: Вот именно — умер. Что может быть красивого в смерти? Воспой лучше жизнь, природу, солнечный свет! Почему ты не пишешь про деревья? У тебя же хорошо получалось про деревья. Мне, например, вот это нравится:
«Ветви кедра - вышивки зеленым
Темным плюшем, свежим и густым,
А за плюшем кедра, за балконом -
Сад прозрачный, легкий, точно дым:
Яблони и сизые дорожки,
Изумрудно-яркая трава,
На березах - серые сережки
И ветвей плакучих кружева.
А на кленах — дымчато-сквозная
С золотыми мушками вуаль,
А за ней - долинная, лесная,
Голубая, тающая даль».
Хорошо же, светло, к тому же актуально, экологично и по программе.
Бунин: Да, деревья это по программе, но мы за деревьями не видим Космоса. Такое ощущение, что мы потеряли глобальные ориентиры, масштабы, объемы! Мы закопались в мелких, никому ненужных делах. Мы живем всего на 7 процентов, а остальные 93 утекают, как песок сквозь пальцы. Мы их вообще не проживаем!
Вера: Откуда этот пессимизм, я не понимаю. Проживаем, сколько можем.
Бунин: Нет! Джордано Бруно - его хотели сжечь на костре и протестанты, и католики. Вот это называется «проживать». В эпоху тьмы и мракобесия он говорил о множестве обитаемых миров - вот какой это был человек! Кстати, я тоже в это верю. Только представь, что где-то там, во Вселенной есть разумные существа. Целая сеть разумных существ! Они общаются, обмениваются знаниями, помогают друг другу, эти существа...
Вера: Какие существа?
Бунин: Да какие угодно. Рыбы, например.
Вера: Рыбы? Вернись на землю, Ян, какие рыбы!?
Бунин (мечтательно): Разумные. Я бы даже сказал — мудрые рыбы. И происходят они, например, из созвездия Рыб! Да, именно так — мудрые космические рыбы из далекого созвездия Рыб... А может быть, они не в далеком созвездии, а прямо здесь.. Летают над нашей Землей и смотрят на нас.
Вера: Зачем?
Бунин: Ну, может быть, хотят пообщаться.
Вера: Зачем?
Бунин: Ну, я не знаю. Это же они мудрые, а не мы!
Вера: И потом, как мы будем общаться с рыбами? Они же не разговаривают.
Бунин (растерянно): А... Да.
Вера: Вот видишь...  (спохватываясь) Слушай, а может быть, ты просто ухи хочешь?
Бунин: Нет, я хочу сырники.
Вера (в сторону): Жанет! Сырники!
Горничная (из-за сцены): Да, мадам! 

Появляются такелажники. Они тащат большую коробку, кряхтя и напрягаясь. Бунин и Вера недоуменно переглядываются.

Жорж: Кантуй. Кантуй, говорю!
Паскаль: А я что делаю?
Жорж: Заноси помалу...
Паскаль: Ты заноси!
Бунин: Ангел мой, кто это?
Вера: Не знаю. Кто вы, господа?
Паскаль: На меня, на меня!
Жорж: На тебя, на тебя!
Бунин: Ну совершенно невозможно работать!
Вера: Жанет!

Входит горничная. Вера показывает пальцем на такелажников.

Горничная: А, это такелажники.
Жорж (наконец поставив коробку на пол): Да, мы такелажники. Служба доставки «Поуха Минайл». Это Паскаль, а я наоборот — Жорж.
Вера: Что вам угодно?
Жорж (доставая накладные): Мсье Бунин?
Бунин: Да.
Жорж: Вам  посылка.
Бунин: Какая посылка?
Жорж: По накладным — аквариум. С рыбами. Проверьте наличие и распишитесь, мсье (показывает пальцем). Здесь и здесь.
Вера: О Боже! Рыбы! Ян, ты это нарочно?!
Бунин (растерянно разводит руками): Право, милочка, я не понимаю... Я сам в полном недоумении...
Вера: То есть ты заказал аквариум с рыбами, а зачем — не знаешь?
Бунин: Я не заказывал.
Паскаль: Пожалуйста, распишитесь, мсье, а то у нас еще две доставки.
Жорж (показывает пальцем): Здесь и здесь.
Вера (сердито): Всё это какой-то вздор. Мы ничего не подпишем (тыкает пальцем в накладную). Ни здесь, ни здесь, пока окончательно не разберемся. Кто отправитель?
Жорж: Не указано.
Бунин: А что указано?!
Паскаль: Да вобщем-то ничего.
Вера (саркастически): Ну, вот они, твои рыбы. Можешь начинать общаться.
Бунин: Хм.. Здравствуйте, рыбы! Молчат...
Жорж: Может, подпишете сначала — здесь и здесь, - а потом можете сколько угодно разговаривать с рыбами.
Паскаль: Да. Кстати, вам не нужен хороший доктор? А то я подрабатываю в свободное время...
Бунин: Подождите.. Должен же быть какой-то способ.. Сейчас я им стихи почитаю.

(вдохновенно читает)

«Лес, точно терем расписной,
Лиловый, золотой, багряный,
Веселой, пестрою стеной
Стоит над светлою поляной.
Березы желтою резьбой
Блестят в лазури голубой,
Как вышки, елочки темнеют,
А между кленами синеют
То там, то здесь в листве сквозной
Просветы в небо, что оконца.
Лес пахнет дубом и сосной,
За лето высох он от солнца,
И Осень тихою вдовой
Вступает в пестрый терем свой».
Вера: Нет, Ян, стихов они не понимают. Может быть, живопись?
Бунин: Живопись.. У меня где-то Суриков завалялся. Подлинник, между прочим, с дарственной надписью.
Вера: Если подлинник - должно сработать.

Бунин показывает рыбам картину.

Бунин (в отчаянии): Не понимают... Должен же быть какой-то способ!
Вера: Может, попробовать музыку?
Бунин: Попробовать, непременно попробовать! Где грамофон?
Вера: Жанет! Грамофон! 

Входит горничная и включает музыку. Выходят рыбы и танцуют.

Бунин: Какая красота! Музыка — вот в чем секрет! Вот истинный космический язык! Вселенская гармония звуков - она доступна всем мыслящим существам!
Жорж: Ну что, мсье?
Бунин: Вы еще здесь? Верочка, душа моя, распишись где там надо и дай им двугривенный. 

Вера расписывается и дает чаевые. Такелажники уходят.

Вера: И что дальше?
Бунин: Как что? Будем общаться с Космосом. Ведь он всегда рядом!

Финальная музыка. Бунин берет воображаемый аквариум и вместе с Верой уходит с площадки. Занавес.